Ольга Старушко — стихи

Мне хорошо

Вечер
скоро огни зажжёт.
Ветер
морю разгладил шёлк —
и не мни его больше, прибой.
Ты не молчи,
прошепчи, говори или спой,
и повтори,
что знаешь, как мне
хорошо с тобой.

Млечный
путь — посмотри — высок.
Вечер
посеребрит висок.
Плеск волны, от луны голубой,
шёпот прибоя уносит
печали и боль,
будто бы ты повторяешь:
и мне хорошо с тобой.

Вечер звёздами над водой,
ветра ласковая ладонь,
и на губах солью слова:
с тобой.
Я с тобой.

Вечер,
выйдет луна большая.
Вечность
нам и не обещали,
только дышит и дышит прибой,
и не кончается долгое как любовь,
ветра нежнее и тише:
мне хорошо с тобой.

Крупа

Корми меня снежной крупой,
швыряй её в рот онемевший.
По горло сыта я тобой,
постылой обидой кромешной.
Холодною правдой сыта:
февраль, ненадёжный мужчина
язвит. И ложатся у рта
двумя бороздами морщины.
И ветра, и снега наждак —
в глаза. Резанёт — и защиплет.
Зато не приходится ждать
с надеждой тепла и защиты.
Лишь надвое сердце порвав,
пойму я, чего это стоит,
когда тебе злые слова
плеснут — как в лицо кислотою.
Давись же, глотая крупу,
и даже не думай согреться.
Пусть катятся слёзы. И пусть
молчит онемевшее сердце.

Не бойся

Не бойся того, что потребует сил.
Не верь, что такое тебе не по силам.
А главное — боже тебя упаси
потом сожалеть, что ждала и просила,
когда показалось в какой-то момент,
что кто-то подаст тебе самую малость,
хотя бы надежду на помощь — но нет.
Нет, ты не ошиблась: тебе показалось.

Страх

Терять себя, тебе принадлежа:
тяжёлый сон, дурманящий, тягучий.
Когда-то и во мне жила душа,
но ты решил, что без неё мне лучше.

Не быть собой. Дышать едва-едва
и шелестеть полупрозрачной тенью,
искать в себе, не находя, слова
и тяготиться страхом принужденья,

привычкой покоряться. Но она
утратит силу, рано или поздно,
и хлынет горлом стон, когда луна
нальётся светом, затмевая звёзды,
и страх исчезнет, выпитый луной.

Ты не имеешь власти надо мной.

Сама

Если вы вырастали
в пролетарском квартале —
так, как мне довелось —
это плюс, а не минус.
Получаешь навынос
не обиды и злость,
а презрение к стае.
Здесь наука простая:
укусить норовят —
первым бей, не отстанут.
И на крепкую память —
пара швов на бровях.
Трезвый навык примерить
без понтов и истерик,
что тебе по плечу
и за что ты в ответе.
Быть отдельно от этих —
не зазорно ничуть.
Что бы там ни провыло
коллективное рыло,
вечно в чьём-то пуху,
в обобщённую морду
бросишь тихо, но твёрдо:
не хочу. Не могу.
Это штука такая:
кто-то под вожаками
так и ходит гуртом.
Если лезут с любовью,
значит, сделают больно:
не сейчас, так потом.
Будь собой, а не каждым.
Только это и важно,
а иначе облом.
Лишь одно неизменно:
можно знать себе цену,
не торгуя *блом.

Как безнадёжно, как страшно она умирала…

Как безнадёжно, как страшно она умирала.
Разум ей изменил и тело её предавало.
Мало-помалу жизнь её утекала
от самых Петра и Павла и до Ильи.
Все, у кого для прощанья остались силы,
все, кого в жизни она как могла любила,
те, с кем за многие годы разное было –
женщины и мужчины – все перед ней прошли,
кто её прежде знал, молодой, горячей,
кто для неё когда-то хоть что-то значил,
стоя на жарком ветру, и молясь, и плача,
черпали с края могилы горсти сухой пыли.

«Дайте воды, бо я дуже людина хвора,
дайте повітря!» Звонки и носилки «скорой»,
мертвенный свет больничного коридора –
всё, что могли мы. А много ли мы могли?
Мать и отец почудятся, братья, сестра приснится…
Господом Богом просила всех, небесной царицей,
«дай менi руку», кричала, «витягнить менi звідси,
ось де прохладно постелить менi на землi».
Врач, не таясь, говорил: конец. А она стонала,
только смеркалось – меня уже не узнавала,
именем дочери не родившейся называла,
всё повторяла в ужасе: Лизонька, Лиза, Ли…

Здесь, на земле, не нашлось для неё лекарства.
Ныне, в девятый день, начинается круг мытарства.
Боже, прими её душу, открой ей царство,
дай ей прощенья, муки её не дли.
Будь милосерден: видишь, с неё довольно!
Пусть никогда ей больше не будет больно,
даже если и согрешила, вольно или невольно,
слёзы отри ей, печаль её утоли.
Не за себя молю: мне самой ничего не надо.
Дай же ей место покоя, место прохлады,
ей ведь ещё со мною хватило ада
за три недели – с Петра и Павла и до Ильи.

поле, букет, женщина

Официальная страница в Яндекс Дзен Ольги Старушко: https://dzen.ru/olga_starushko_stihi

Ольга Старушко — Суворов; Корабельная сторона;  Корни; Дядя; Вы простите, что с личным я…;  Старика провожает экскурсовод…; Феолент; Заря; Песни о главном.

Ольга Старушко — Призраки; Плюс и минус; Пробоины; Женские лики; Пуанты; Объятия; Тёзки; Мытарства; Матч; Ой, мама, родная.

Стихи Ольги Старушко — Смертная колыбельная; Блиндаж; Две вершины; Через повешение; Пожар; Песиголовцы; Аллея городов – героев.

Ссылка на основную публикацию